ФГБУ "НМИЦ радиологии" Минздрава России
НИИ урологии и интервенционной радиологии им. Н.А. Лопаткина
НИИ урологии и интервенционной радиологии
им. Н.А. Лопаткина – филиал ФГБУ
«НМИЦ радиологии» Минздрава России

+7 (499) 110-40-67
Будни c 8:00 - 20:00, сб с 09:00 - 16:00
Записаться на прием

Новости НМИЦ радиологии

#НМИЦ_радиологии_в_Лицах. Андрей Викторович Верзин

«Андрей Викторович Верзин:

Другого выбора, как стать доктором, у меня не было.

К.м.н., руководитель группы микрохирургии и урологической травмы НИИ урологии и интервенционной радиологии им.Н.А. Лопаткина – филиала НМИЦ радиологии Минздрава России

Другого выбора, как стать доктором, по словам Андрея Викторовича, у него и не было. Он врач в седьмом поколении. Дед, который работал земским доктором в Ярославле еще при царе-батюшке, был «автором» уникального метода постановки диагноза «сахарный диабет» при полном отсутствии в своем арсенале каких-то исследовательских инструментов. Эту историю маленький Андрюша слышал в семье много раз.

- Как дед определял наличие у больного сахарного диабета? Очень просто. Пробовал на вкус мочу и определял, сладкая она или нет.

Юноша был под таким впечатлением от этой истории, что 9-ом классе решил на себе проверить действенность метода своего деда… Эксперимент прошел удачно – сахарного диабета у себя Верзин не обнаружил.

Его мама была главным кардиологом области, еще один дед преподавал на кафедре глазных болезней, лечил первого секретаря обкома Юрия Владимировича Андропова, так что все разговоры дома за столом были о медицине, и судьба маленького Андрея к 10 классу практически была определена.

В 1981 году студент Верзин с отличием окончил Первый медицинский институт (ныне – Сеченовский университет) в г.Москве.

- Мне всегда почему-то нравилась «быстрая» медицина, - вспоминает Андрей Викторович.- Поэтому я выбрал хирургию. В ней можно практически сразу видеть результат своей работы.

Но больше всего ему нравилась и нравится до сих пор микрохирургия. Еще в институте он «пристрастился» ходить на   кафедру экстренной хирургии при Российском научном центре хирургии, которым в то время руководил легендарный хирург Б.В.Петровский.   Микрохирургии он учился у таких «титанов», как академики РАМН Н.О. Миланов и Р.С. Акчурин, профессор А.М. Боровиков, которые входят в золотую когорту лучших пластических хирургов мира...

Микрохирургия – особая специальность. Нередко операции идут по 20-30 часов, а поле работы под микроскопом – площадка размером не больше старого «пятака», которым расплачивались в метро.

- Надо себе представлять, что такое работать за микроскопом несколько часов… Мы «шьем» нитками, которые без увеличительного стекла даже трудно разглядеть. Пришиваем сосуды диаметром от миллиметра, и по несколько часов. Когда палец на пришитой конечности становится розовым, ты понимаешь, что все получилось. Это состояние ни с чем не сравнить. Сначала ты проклинал себя - зачем я сюда пришел? А потом осознаешь , что прямо у тебя на глазах, с твоим участием свершилось чудо…

- Что самое главное в моей специальности?- переспрашивает Андрей Викторович. - Это возможность оказать максимальную помощь пациенту, которому практически уже везде отказано. Мне повезло работать с таким врачом, глыбой как Николай Алексеевич Лопаткин. Он был жестким и очень грамотным доктором. С ним было приятно и страшно работать. Страшно подвести, спасовать, чего-то недодумать недосмотреть. Потому что он был требовательным ко всем, но в первую очередь – к себе. И любил повторять: спешите делать добро. На конгрессах, на пятиминутке, на разборе тяжелых случаев, где решался опрос, можем помочь человеку или нет… Я это запомнил на всю жизнь.

Еще с детства мне было больно видеть людей в инвалидном кресле, на костылях, мне всегда хотелось им помочь. И в моей работе я именно этим и занимаюсь – поднимаю людей на ноги.

Мы занимаемся проблемами комбинированных политравм, чаще всего к нам попадают люди с внутритазовыми повреждениями сосудистого, мочеиспускательного и проктологического генеза и костей таза.

Очень много пациентов детородного возраста с такими повреждениями, после которых не могут иметь детей, нормальную работу, социальную адаптацию. Вернуть их к нормальной жизни – вот что главное в моей работе. И когда через много лет они звонят или приезжают на проверку и благодарят за то, что теперь у них все нормально, есть семья, дети, или что хотят моим именем назвать своего ребенка – ты понимаешь, что не зря появился на этот свет.

Пресс-служба НМИЦ радиологии Минздрава России

ВИДЕО
COVID
19